-.jpg
Внимание, г. Чехов! Мы переехали от завода Энергомаш на улицу Маркова, дом 6!

Диагностика опухолей позвоночного столба у собак.

Печать

Опухоли спинного мозга и позвоночного столба одна из возможных причин неврологической симптоматики у человека и собак 4,5,9,10,14. Возможность использовать в ветеринарной медицине современные методы диагностики позволила диагностировать опухоли позвоночного столба, своевременно начать лечение и качественно изменить прогноз на жизнь в данной группе больных животных 4,9,10,14 Однако врач, имея возможность воспользоваться этими методами диагностики должен иметь представление об информативности данных исследований и о последовательности их выполнения при диагностике спинальных новообразований.

Обследуя неврологического больного, врачу необходимо ответить на следующие вопросы:

  1. Локализация повреждения?
  2. Причина ишемии спинного мозга на данном уровне?
  3. Обратимы ли изменения, которые претерпел спинной мозг вследствие его компрессии?
  4. Каков прогноз на восстановление двигательной функции конечностей и на жизнь животного?

И только ответив на эти вопросы врач может поставить окончательный диагноз.

Цель работы: Определить этапность диагностических исследований и информативность современных методов диагностики при прогрессирующей неврологической симптоматике у собак.

Материалы и методы: В Клинику экспериментальной терапии РОНЦ им.Н.Н. Блохина АМН в период с 1998 по март 2002 года поступило 89 собак с симптомами пареза и плегии. Сорока семи животным с прогрессирующей неврологической симптоматикой проведены дополнительные методы обследования.

Миелография. Прокол выполняли в области мозжечково-продолговатой цистерны иглами «spinocan» фирмы BRAUN. В зависимости от массы тела животного использовали иглы диаметром 0,73 и 0,9мм и длиной 40 и 88мм. В качестве контрастирующего вещества применяли Омнипак 200-350 мг/мл, из расчета 0,4 мл/кг веса животного, но не более 12 мл на животное. Рентгенографичекое исследование выполняли на 3-8минутах после введения контрастного вещества, в зависимости от исследуемого уровня позвоночного столба.

Биохимические показатели цереброспинальной жидкости (ЦСЖ) исследовали на биохимическом анализаторе. Цвет и прозрачность ликвора оценивали при макроскопическом анализе. Клеточный состав ЦСЖ исследовали в течении 30 минут после взятия пробы, окрашивая мазки по Рамоновскому-Гимза, Мей-Грюнвальд-Гимза, Лейшману и Райту 1 .

Магнитно-резонансную томографию (МР – томографию), выполняли на томографе “SIEMENS” под общей анестезией, в режимах Т1 и Т2, без контрастного усиления. Срезы выполняли в сагитальной, аксиальной и фронтальной плоскостях.

Сцинтиграфию проводили под общей анестезией на трехдетекторном имиссионном томографе с помощью гамма-излучающего радионуклеида технеция (99mTc), вводимого внутривенно. Во всех наблюдениях проводили сцинтиграфию «всего тела».

Цитолгичсекое и гистологическое исследование опухолевых узлов выполняли по общепринятой методике.

У 13,5%(12 из 47) собак выявлены первичные и вторичные спинальные новообразования.

Результаты исследования.

Тактика клинико-неврологического обследования собак с прогрессирующей неврологической семиотикой.

Первый этап - дифференцировали травматологическую и ортопедическую патологию опорно–двигательного аппарата от неврологической симптоматики. На основании анамнеза жизни и болезни животного, а так же наличия или отсутствия клиничеких симптомов (боль при движении в суставах, патологическая подвижность, увеличение синовиальной массы, и т.д.), исключали следующие ортопедические и травматологические заболевания, которые могут быть причиной нарушения опорно-двигательной функции конечностей: дисплазия тазобедренных (ТБС) и локтевых суставов, последствия расслаивающего остеохондрита головки плечевой кости, мыщелка бедренной кости и латерального гребня таранной кости, медиального или латерального вывиха (ов) коленных чашек, разрыва передней крестообразной связки, переломы костей конечностей, перелом (ы) костей таза, разрыв крестцово-подвздошного сочленения.

Исключив ортопедическую и травматологическую причины нарушения функции конечностей, приступали к неврологическому обследованию животного.

Определение уровня поражения спинного мозга и позвоночного столба.

Определение уровня поражения спинного мозга и позвоночного столба определяли в процессе неврологического обследования. При наличии монопареза или моноплегии, парапареза, тетрапараеза или параплегии (тетраплегии) неврологические расстройства локализовали в повреждение на уровне верхнего моторного нейрона (ВМН) или нижнего моторного нейрона (НМН) (рис.1). Для локализации повреждения на уровне НМН (вентральные рога спинного мозга, вентральных корешков и двигательных волокон спинномозговых нервов) характерна была следующая неврологическая симптоматика: нарастающая атрофия мышц в течение двух - трех недель, атония или гипотония мышечного тонуса, арефлексия или гипорефлексия основных рефлексов. При большинстве хронических повреждений НМН, атрофия становилась очевидной при визуальной оценке конституции животного. При повреждении ВМН отмечали спастическую гипертонию мышц, присутствие рефлексов (хотя последние иногда были качественно изменены), слабо выраженную атрофию мышц.

Следующий этап в определении локализации повреждения зависит от знаний врача-клинициста. Неврологический дефицит обычно проявлялся каудально от места повреждения нервной ткани. Неврологические расстройства только тазовых конечностей обусловлены “страданием” спинного мозга, спинномозговых нервов или периферических нервов на уровне ТIII – SIII позвоночного столба, расстройства грудных и тазовых на уровне СI – ТII. Выявление неврологических симптомов и объединение их в синдромы позволяло локализовать повреждение на уровне шейного, грудного или поясничного отдела позвоночного столба 2 (таблица 1).

Уровень поражения позвоночного столба в зависимости от неврологической симптоматики объединенной в синдромы.

Таблица 1

Синдромы Уровень поражения позвоночного столба
Шейный
  • тетрапарез/тетраплегия, гемипарез/гемиплегия
  • нормальные рефлексы/гиперрефлексия, нормаль-ный тонус мышц/гипертония – всех конечностей
  • нарушение позных реакций на пораженной стороне тела или всех четырех конечностей
  • спазм шейных мышц, боль и/или ригидность
  • корешковая сигнатура
  • ± синдром Хорнера

СI - CV

Шейно-грудной
  • тетрапарез/тетраплегия, гемипарез/гемиплегия,
  • монопарез/моноплегия грудных конечностей (ГК)
  • гипотония, гипорефлексия ГК, мышечная атро-фия через 1-2 недели
  • нормальные рефлесы и мышечный тонус/гипер-рефлексия, гипертония без мышечной атрофии тазовых конечностей (ТК)
  • нарушение позных реакций в одной ГК, в конечностях на пораженной стороне тела, во всех конечностях
  • рефлекс панникулита - угнетение/арефлесия
  • ± синдром Хорнера
  • CVI – ThII

    Грудино-поясничный
    • спастический парез/паралич ТК
    • рефлексы ТК в норме/гиперрефлексия
    • рефлекс панникулита положительный до уровня поражения
    • нарушение позных реакций ТК
    • недержание мочи
    • ± поза Шиффа-Шеррингтона

    ThIII - LIII

    Пояснично-крестцовый
    • парез/паралич ТК
    • утрата или понижение рефлексов (гипо–арефлексия) ТК
    • снижение мышечного тонуса ТК (атония, гипотония)
    • нарушение позных реакций ТК
    • недержание мочи
    • непроизвольная дефекация

    L IV-V – S I-III

    Определение степени неврологических расстройств, как прогностического фактора на восстановление утраченных функций.

    На основании данных анамнеза болезни и проведения клинико-неврологического обследования определяли степень неврологических расстройств, что позволяло дать ответ на третий пункт при исследовании неврологического больного-обратимы ли изменения, которые претерпел спинной мозг вследствие его компрессии?

    . Величину степени неврологических расстройств определяли тремя показателями:

    1. способностью животного самостоятельно передвигаться
    2. наличием или отсутствием поверхностной и/или глубокой болевой чувствительности
    3. временным фактором

    Определив данные показатели у больного животного, и построив определенную комбинацию из данных показателей, устанавливали степень неврологических расстройств (приложение 1).

    Приложение 1. Степени неврологических расстройств по Punzet и Walde 7.

    1. Боль, небольшой проприоцептивный дефицит без выпадения моторной функции.
    2. Рецидив заболевания, боль и/или парапарез с сохранением способности к ходьбе.
    3. Боль и парапарез с почти или совсем не сохранившейся способностью к ходьбе.
    4. Отсутствие сенсорной и моторной функции при сохранении глубокой болевой чувствительности.
    5. Отсутствие сенсорной, моторной функции, поверхностной и глубокой болевой чувствительности менее 12 часов.
    6. Отсутствие сенсорной, моторной функции, поверхностной и глубокой болевой чувствительности более 12 часов.

    Рентгенографическое исследование позвоночного столба.

    Установив уровень поражения спинного мозга и позвоночного столба на основании определения пораженного двигательного нейрона и неврологического синдрома, выполняли обзорную рентгенографию установленного сегмента позвоночного столба в двух проекциях (боковой и прямой). На обзорных рентгенограммах первичные опухоли позвоночного столба и метастазы в позвонки из новообразований других органов и тканей проявлялись очагами остеолиза, периостальными наслоениями, патологическим переломом тела и дужки позвонка (рис. 2 а,б,в). Наличие рентгенографически определяемых изменений структуры костной ткани позвоночного столба в сочетании с неврологической симптоматикой, соответствующей данному уровню поражения спинного мозга и позвоночного столба, точно определяли локализацию компрессирующего компонента. В нескольких случаях неврологическая симптоматика опережала процессы разрушения костной ткани, и на обзорных рентгенограммах не удавалось выявить точную локализацию поражения позвоночного столба (рис. 3б). Наличие костных остеофитов первого и второго порядка на вентральной поверхности тел позвонков часто не соответствовало истинному уровню поражения спинного мозга (рис. 3). Клиновидные тела позвонков в грудино-поясничном отделе позвоночного столба у хондродистрофичных пород собак, анкилозирующий спондилез пояснично-крестцового отдела позвоночника, наиболее часто встречаемый у ирландских сеттеров и боксеров, также не были значимыми факторами для определения локализации компрессии спинного мозга без наличия соответствующей неврологической симптоматики.

    Исследование ЦСЖ.

    При отсутствии рентгенографических изменений на обзорных рентгенограммах выполняли контрастную спондилографию.

    В момент проведения субокципитальной пункции собирали цереброспинальную жидкость (ЦСЖ), центрифугировали и проводили её цитологическое и биохимическое исследование.

    У 7 собак цереброспинальная жидкость была бесцветная, прозрачная, похожа на воду. Изменение цвета ЦСЖ на ярко красный цвет крови отмечено у двух животных. Удельный вес ЦСЖ у 5 собак лежал в пределах 1,004 – 1,006, у 7 собак в пределах 1,009 –1,012. У 7 из 12 собак общая концентрация белка в ЦСЖ мозжечково-продолговатой цистерны варьировала от 8 до 30 мг/дл. Альбумин составлял 80-95% от общего количества белка, оставшейся частью являлись глобулины. Увеличение содержания белка в ЦСЖ определено у 5животных, причем увеличение происходило за счет фракции глобулина. Концентрация глюкозы у 8 из 12 собак находилась в пределах 2,7-4,2 ммоль/л и составила 80% от концентрации глюкозы в плазме крови. У трех животных с опухолями позвоночного столба отмечено понижение уровня глюкозы в ЦСЖ до 50 % по отношению к содержанию глюкозы в плазме крови.

    Обнаружение единичных опухолевых клеток в центрифугате ЦСЖ у 25%(3 из12) собак не позволяло идентифицировать опухоль.

    Миелография.

    Процент осложнений при выполнении субокципитальной пункции был минимальный при использовании у мелких и средних животных игл диаметром 0,73 мм и длиной 40мм, у крупных и гигантских пород собак игл- 0,9мм и 80мм соответственно. Наиболее четкие рентгенографические изображения спинного мозга получены при использовании контрастного вещества «Омнипак» 300-350мг/мл.

    На рентгенограммах с контрастной массой, в прямой и боковой проекциях, определяли изменение контуров контрастной колонны, отмечали полную или частичную блокировку контрастного вещества, изменение толщины вентральной или дорсальной колонн (ы) (рис. 3). Миелография позволяла определить местоположение новообразования по отношению к оболочкам спинного мозга и спинному мозгу непосредственно. На основании полученных данных классифицировали компрессирующий компонент на экстрадуральный, интрадурально–экстрамедуллярный или интрамедул-лярный. Не всегда субокципитальная миелография позволяла определить распространение мягкотканного компонента новообразования по спинномозговому каналу вследствие блокирования контрастной колонны (вентральной и/или дорсальной) на краниальных границах опухоли (рис. 4). Во всех наблюдениях без структурных изменений тел позвонков на обзорных рентгенограммах контрастная спондилография, позволяла точно определить уровень локализации компрессирующего компонента.

    Магнитно-резонансная томография.

    Магнитно-резонансная томография (МРТ), выполненная в сагитальной и аксиальной плоскостях, позволяла определить распространение мягкотканного паравертебрального компонента новообразования, визуализировать не определяемые рентгенографически структурные изменения костной ткани (рис. 3 б,г), очаги разрушения тел и дужек позвонков, объем спинномозгового канала, занимаемый новообразованием, и оптимальный доступ для выполнения инцизионной или трепан биопсии (рис.5 а, б). МР-томография выявляла изменения костной структуры пораженных тел позвонков и окружающих тканей. Литические изменения кости проявлялись снижением сигнала в режиме Т1 и повышением – в режиме Т2. На томограммах визитной карточкой опухолевого процесса было поражение только одного позвонка, без вовлечения в опухолевый процесс межпозвонковых дисков (рис. 6). МР-томография позволяла визуализировать новообразования позвоночного столба диаметром пять и более мм. Изображение большинства первичных опухолей тел позвонков и гематогенных метастазов на МР-томограммах неспецифичны, т. е. не позволяют верифицировать опухоль и поставить окончательный диагноз.

    Морфологическое исследование.

    Для ответа на пункты 2 и 4 необходима морфологическая верификация новообразования. При получении материала для морфологического исследования приоритетом является сохранение двигательной функции конечностей и недопущение нанесения грубой травмы ткани спинного мозга (примечание 2.).

    Примечание 2. При наличии обширного мягкотканного компонента опухоли позвоночного столба выполняли инцизионную или трепан биопсию. При локализации мягкотканного компонента новообразования в спинномозговом канале и нарастающей неврологической симптоматике планировали ламинэктомию или гемиламинэектомию, дуротомию, частичное или полное иссечение опухоли. При опухолевом процессе в теле позвонка и прогрессировании неврологической симптоматики выполняли ламинэктомию или гемиламинэктомию, эксхоклеацию опухолевой ткани и замещение дефекта тела позвонка костным цементом с последующей транспедикулярной фиксацией и/или стабилизацией по остистым отросткам (рис.7).

    При морфологическом исследовании опухолей позвоночного столба остеосаркома кости была верифицирована у 75%(9 из12)собак, причем первичная у 88,9%(8 из 9), а вторичная (метатстаз остеосаркомы дистального отдела лучевой кости) у одного животного. По одному наблюдению были верифицированы следующие опухоли: прорастание аденокарциномы предстательной железы в тело LVII , метастаз рака молочной железы и метастаз семиномы правого семенника в тело LV .

    При верификации метастатического процесса в теле позвонка необходимо определить первичный или вторичный это опухолевый узел. Отсутствие определяемых клинически новообразований костной ткани, молочных желез, семенников, предстательной железы не исключает их наличие, и врачу необходимо провести дополнительные методы исследования.

    Сцинтиграфия и другие методы диагностики для визуализации не определяемых первичных опухолевых узлов и отдаленных метатстазов.

    Сцинтиграфия позволяла выявить единичные и множественные поражения костной ткани (рис.8). Принцип метода заключается в том, что меченые фосфонаты активно включаются в минеральный обмен и депонируются в аморфном фосфате кальция костной ткани. Визуализация метастазов и первичных костных опухолей при сцинтиграфии скелета обеспечивается за счет локальной интенсификации минерального костного обмена в местах расположения опухолевой ткани. Такие функциональные нарушения фиксировались радионуклеидным методом задолго до появления признаков структурной перестройки костной ткани. Сцинтиграфия скелета позволяла в ранние сроки (до клинических проявлений) обнаружить первичные костные опухоли и метастазы в кости, опережая рентгенографический метод в среднем на 2 месяца.

    Подтверждение или опровержение наличия опухолевого процесса в предстательной железе проводили с помощью УЗ - исследования данного органа с последующим выполнением пункционной биопсии. Наличие ПСА (простатического специфического антигена) в крови животного также являлось подтверждением первичного опухолевого процесса в ткани предстательной железы.

    Во всех случаях проводили гистологическую верификацию и сопоставление гистологических заключений опухолевого процесса в теле позвонка и опухолей из других тканей и органов, т.к. велика вероятность существования первично множественного опухолевого процесса и метастазирования в тело позвонка не найденной при первичном осмотре опухоли.

    Обсуждение.

    Обследуя собак с прогрессирующей слабостью конечностей врачу необходимо помнить, что опухоли позвоночного столба, встречаются у собак в возрасте старше 5 лет. Но вторая половина жизни, это время «расцвета» и ортопедических заболеваний. Первая задача исключить ортопедические заболевания и травму, как причину нарушения опорно-двигательной функции конечностей. При выявлении у животного ортопедической патологии (дисплазия ТБС) необходимо определить, является ли данное заболевание причиной нарушения функции тазовых конечностей? Ведь Henricson (1967), давая определение дисплазии ТБС, определил её как «… анатомический дефект, который таит в себе потенциальную опасность нарушения опорно–двигательной функции тазовых конечностей»6. Из этого следует, что не каждая собака с выявленной на рентгенограмме дисплазией ТБС, локтевых суставов или другой ортопедической патологией должна иметь клиническую симптоматику 13.

    Установление уровня поражения моторного неврона (рис.1) и неврологического синдрома (таблица 1) определяет не только уровень поражения нервной ткани но и определяет сегмент позвоночного столба для последующего рентгенографического исследования. Так же ВМН, НМН и неврологическго синдром служат для подтверждения или опровержения уровня поражения позвоночного столба при обнаружении на обзорных рентгенограммах костных остеофитов I и II порядка.

    Определение степени неврологических расстройств позволяет дать ответ на третий вопрос - обратимы ли изменения, которые претерпел спинной мозг, вследствие его компрессии (приложение1).

    Способность животного самостоятельно передвигаться с сохранением поверхностной и глубокой болевой чувствительности определяли благоприятный прогноз на восстановление двигательной функции конечностей.

    Отсутствие способности к самостоятельному передвижению (параплегия, тетраплегия) при отсутствии поверхностной и глубокой болевой чувствительности говорят о повреждении не только поверхностно расположенных в спинном мозге двигательных проводящих путей, но и более глубоких чувствительных проводящих путей, что ухудшает прогноз на восстановление двигательной функции конечностей.

    При определении поверхностной и глубокой болевой чувствительности важно уметь отличить сгибательный рефлекс от проявления животным чувства боли, т.к сгибательный рефлекс (тазовых конечностей) сохраняется даже при полном пересечении спинного мозга. При выявлении параплегии или тетраплегии конечностей с отсутствием глубокой болевой чувствительности более 48 часов шансы на восстановление двигательной функции конечностей утрачены полностью 3,7,8,11,12,14!

    Принятая тактика обследования неврологических пациентов большей частью врачей сводится к выполнению рентгенографического исследования. Обнаружение на обзорных рентгенограммах костных остеофитов на вентральной поверхности тел позвонков, неправильно трактуется, как причина неврологических расстройств у исследуемого животного. Причем неврологическая симптоматика у обследуемого животного и уровень расположения костных остеофитов на вентральной поверхности тел позвонков часто не сопоставимы.

    Клиновидные тела позвонков в грудино-поясничном отделе позвоночного столба у хондродистрофичных пород собак, анкилозирующий спондилез пояснично-крестцового отдела позвоночника, наиболее часто встречаемый у ирландских сеттеров и боксеров, также не являются определяющими для определения локализации компрессии спинного мозга без наличия соответствующей «уровню поражения позвоночного столба» неврологической симптоматики.

    Миелография как наиболее доступный метод дополнительной диагностики должна проводится всем пациентам с прогрессирующей неврологической симптоматикой без структурных изменений костной ткани на обзорных рентгенограммах и животным для уточнения уровня поражения спинного мозга в исследуемом сегменте позвоночного столба. Контрастная спондилография позволяет точно определить уровень компрессии спинного мозга.

    Однако не во всех случаях миелография позволяет классифицировать компрессирующий компонент как новообразование и определить распространение компрессирующего компонента в спинномозговом канале, вследствие отека спинного мозга и блокирования контрастной колонны на краниальных границах опухоли. Для определения распространения компрессирующего компонента в таких случаях необходимо проводит поясничную пункцию с последующим контрастированием спинного мозга с противоположной стороны или использовать МР-томографию.

    Интерпретация результатов макроскопического, биохимического и цитологического исследования ликвора. Изменение цвета ЦСЖ на ярко-красный цвет крови отмеченное у 2 –х собак, явилось следствием повреждения венозных синусов во время выполнения прокола мозжечково-продолговатой цистерны иглой. Подобные образцы не подлежат интерпретации. Матовый с красным или серым оттенком цвет ЦСЖ говорит о хроническом кровотечении до выполнения прокола цистерны. Центрифугирование такой ЦСЖ позволяло очистить её от примеси и сделать прозрачной и бесцветной. Изменение цвета ЦСЖ на жёлтый (ксантохромия) являлось следствием кровотечения в структурах спинного мозга, бывшего более 48 часов назад, и обусловлено содержанием билирубина, а также может быть следствием желтухи и повышенного содержания белка в ЦСЖ. Изменение цвета на серый или серо-зеленый в контрольной группе собак, наиболее часто было связано с нагноением, в частности, с острым гнойным менингитом. Подтверждением служило обнаружение лейкоцитов при цитологическом исследовании. Обычно мутность ЦСЖ является следствием нагноения, однако это может быть и проявлением эксфолеации ликвора опухолевыми клетками.

    Экстрадуральная компрессия спинного мозга новообразованием, мигрировавшим диском, телом позвонка при спондилолистезе приводит к увеличению удельного веса ЦСЖ в пределах 1,009 – 1,012. Причем эти показатели достоверно не отличались от показателей удельного веса при интрамедуллярных процессах.

    Увеличение содержания белка в ЦСЖ обычно являлось следствием повышенного уровня глобулина. При опухолях позвоночного столба с прорастанием оболочек спинного мозга содержание белка в ЦСЖ увеличивается при отсутствии плеоцитоза – альбуминоцитологическая диссоциация. Однако данная картина характерна и для ряда неопухолевых заболеваний: грыжа Шморля, дегенеративная миелопатия, гипертермия, уремия. Необходимо помнить, что образцы ЦСЖ из поясничного расширения спинного мозга имеют более высокий уровень содержания белка.

    Понижение уровня глюкозы в ЦСЖ (до 50 % по отношению к содержанию глюкозы в плазме крови), также может являться субъективным фактором наличия новообразования. Однако снижение уровня глюкозы наиболее часто является следствием гнойной инфекции. Незначительное повышение уровня глюкозы в ЦСЖ отмечается при абсцессе головного мозга, компрессии спинного мозга и опухолях, затрагивающих центральную нервную систему.

    Опухолевые клетки могут циркулировать в ликворе при росте опухоли непосредственно из ткани спинного мозга, его оболочек или прорастании оболочек спинного мозга экстрадуральным новообразованием. Обнаружение единичных опухолевых клеток в центрифугате ЦСЖ у трех собак, ни в одном случае не позволило верифицировать опухоль.

    Наилучшим методом скринингового обследования на наличие метастазов в позвоночном столбе следует считать радионуклеидную сцинтиграфию скелета. В то же время недостаточная её специфичность часто становится причиной ложнопозитивных результатов при дегенеративных и инфекционных заболеваниях позвоночного столба.

    МР-томография и сцинтиография в сравнении с рентгенографическим методом исследования имеют приоритет в выявлении структурных изменений костной ткани позвоночного столба на ранней стадии опухолевого процесса. На МР-томограммах опухоль в отличие от дегенеративных и инфекционных поражений позвоночного столба поражает только один позвонок, не затрагивая межпозвонковый диск.

    Получение морфологического материала позволяло гистологически верифицировать новообразование, поставить окончательный диагноз, определить дальнейшую тактику лечения и прогноз на жизнь. Гистологическая верификация новообразования позволяет определить, первичная ли это опухоль, к какой ткани относится или это метастаз опухоли из другого органа или ткани.

    Мы считаем, что только предложенная этапность в исследовании неврологического больного позволяет соединить воедино клинико-неврологическую симптоматику с результатами дополнительных методов исследования. И только после этого может быть поставлен заключительный диагноз, определен прогноз на восстановление двигательной функции и прогноз на жизнь животного.

    Заключение

    Обследование собак с парезом или плегией конечностей необходимо начинать с неврологического обследования – определения поражения двигательного неврона, неврологического синдрома и степени неврологических расстройств.

    Костные остеофиты первого и второго порядка на вентральной поверхности тел позвонков, часто не соответствует истинному уровню поражения спинного мозга и не могут являться аргументом в пользу определения уровня поражения спинного мозга без соответствующей данному уровню позвоночного столба неврологической симптоматики.

    Ценность исследования ЦСЖ в большинстве случаев ограничена, т.к. она редко дает определяющую информацию при попытке дифференцировать различные причины, вызвавшие неврологическую дисфункцию. В большинстве метаболических, дегенеративных и опухолевых повреждений спинного мозга изменения в составе ЦСЖ отсутствуют. Обнаружение единичных опухолевых клеток в центрифугате ЦСЖ не позволяет идентифицировать опухоль.

    Субокципитальная миелография должна проводиться всем животным с прогрессирующей неврологической симптоматикой, как наиболее доступный метод, позволяющий точно определить локализацию компрессирующего компонента.

    Ни один из современных методов визуализации не обладает достаточной специфичностью позволяющей верифицировать опухоль.

    Наличие прогрессирующей неврологической симптоматики у животного требует его всестороннего обследования с привлечением современных методов исследования с целью ранней диагностики спинальных новообразований и проведения специализированного лечения. Только такой подход позволит качественно изменить прогноз на восстановление функции конечностей и максимально продлить жизнь в данной группе животных.

    Список литературы:
    1. Bailey C.S., Higgins R.J.(1986) Characteristics of cisternal cerebrospinal fluid associated with primary brain tumours of the dog.// J. American Veterinary Medical Association. 188, 415
    2. Braund K.G. Подход к диагностике неврологического заболевания.// Журнал Focus, 1999, том 9 № 2 , 23 – 30.
    3. Bray J.P., Burbidge H.M. The canine intervertebral disk. Part two.// Jornal of the American Animal Hospital Association. 1998, № 34,135 – 144.
    4. Dernell W.S., Van Vechten B.J., Straw R. C., LaRue S.M., Powers B. E., Withrow S.J.(2000): Outcome Following Treatment of Vertebral Tumors in 20 Dogs (1986 – 1995).// Jornal of the American Animal Hospital Association № 36, 245 – 251
    5. Gopal M.S., Jeffery N.D. Magnetic resonance imaging in the diagnosis and treatment of a canine spinal cord injury.// Jornal of Small Animal Practice. 2001, № 42, 29-31.
    6. Henricson, B. Statistische und genetische Untersuchungen uber Huftgelenksdysplasie beim Hynd.// Kleintierpraxis, 1967, № 12, 187-189.
    7. Punzet, G. und J. Walde. Vergleichende Untersuchungen zur conservativen und operativen Behanduiung der thorakolumbalen Enchondrosis intervertebralis (Dackellahmung) beim Hund.// Kleintierpraxis 1981, № 26, 235 – 246.
    8. Ferreira A.J.A., Correia J.H.D., Jaggy A. Thoracolumbar disc disease in 71 paraplegic dogs: influence of rate of onset and duration of clinic signs on treatment results.// Jornal of Small Animal Practice. 2002, № 43, 158 -163.
    9. Пронин И.Н. Диагностика опухолей позвоночника и спинного мозга.// Европейская школа онкологов. М 1997.
    10. Алиев М.Д., Валиев А.К., Калистов В.Е. Онкологические аспекты в лечении больных опухолями позвоночника.// Вестник Московского онкологического общества. 2001, №11(482).
    11. Ягников С.А., Любимов В.А. Лечение дископатии грудного и поясничного отдела позвоночника.// Тезисы, Восьмого Московского международного ветеринарного конгресса. 2000, 93-95.
    12. Ягников С.А., Диагностика и лечение синдрома cauda equine у собак.// Тезисы, Девятого Московского международного ветеринарного конгресса. 2001, 261-262.
    13. Ягников С.А., Мицкевич В.А., Шальнев А.Н. Кинетический анализ ходьбы, как объективное средство анализа опорно-двигательной функции конечностей у собак.// Тезисы, Девятого Московского международного ветеринарного конгресса. 2001, 260-261.
    14. Ягников С.А., Смирнова Н.В. Диагностика опухолей спинного мозга и позвоночного столба у собак.// Тезисы, Десятого Московского международного ветеринарного конгресса. 2002, 9 - 11.

    Подписи к рисункам:

    Рис. 1 Повреждение проводящих путей на уровне верхнего (ВМН) или нижнего моторного нейрона(НМН).

    Рис. 2 Обзорные рентгенограммы поясничного отдела позвоночного столба (боковая (а) и прямая (б) проекции). Метастаз семиномы в тело LV. Периостальные наслоения по контурам тела LV , паталогический переломом тела позвонка.

    Обзорная рентгенограмма грудного отдела позвоночного столба(боковая проекция(в)). Первичная остеосаркома ThXII. Остеолизис остистого отростка и дужки позвонка.

    Рис. 3 Первичная остеосаркома ThV (б,в,г). Параплегия тазовых конечностей. Страдание ВМН.

    На обзорных рентгенограммах грудного и поясничного отдела позвоночного столба определяются остеофиты первого порядка на уровне Тh XIII – LIV (а). Структурные изменения костной ткани на уровне ThV не выявлены (б). Миелография показала расширение и блокирование контрастной колонны на уровне ThV – экстрадуральное новообразование? (в). МР-томограмма выявила изменение структуры тела ThV (снижение интенсивности сигнала тела позвонка без вовлечения в процесс межпозвонковых дисков) (г).

    Рис. 4 Рентгенографическое (а) и скиаграфическое (сагитальный (б) и аксиальный (в) срезы) изображения грудного отдела позвоночного столба. Блокирование контрастной колонны на краниальных границах экстрадуральной опухоли на уровне ThV.

    Рис. 5 МР – томограммы, аксиальные срезы грудного отдела позвоночного столба на уровне ThV . Разрушение дужки позвонка справа (а) и прорастание первичной остеосаркомы в спинномозговой канал(б).

    Рис. 6 Изменение структуры тел позвонков (снижение интенсивности сигнала) на сагитальной томограмме. В отличие от дегенеративных и инфекционных поражений позвоночного столба (спондилит ThV-VI (а,б)), опухоль (остеосаркома) поражает только один позвонок и не затрагивает межпозвонковый диск (с) ).

    Рис. 7 Метастаз семиномы в тело LV. Дорсальная ламинэктомия на уровне LV, эксхоклеация опухолевой ткани из тела позвонка с последующим замещение образовавшегося дефекта костным цементом в комбинациии с транспедикулярной фиксацией и стабилизацией позвоночного столба по остистым отросткам.

    Рис. 8 Сцинтиграмма скелета собаки с первичной остеосаркомой дистального сегмента лучевой кости правой грудной конечности (а). Метастаз остеосаркомы в тело грудного позвонка(б). Накопление радиоактивного технеция в первичном и вторичном опухолевых очагах (а,б).

     

    Контакты

    Ягников
    Сергей Александрович

    8-915-285-37-21
    Ягников почта e-mail

    8-917-509-71-28

    Наш Ветеринарный центр расположен в 7-10 минутах ходьбы от станции метро «Тропарёво», по адресу: ул. Академика Анохина, д. 58, корп. 2, рядом с лесопарковой зоной.

    тел. регистратуры:

    8 (962) 952-66-77

    8 (495) 438-16-14

    Приезжайте к нам!

    цены на оперативное лечение животных ниже на 30 процентов

    В наших клиниках цены на сложные хирургические вмешательства на 30-50% ниже, чем в Москве!

    Статуэтки животных

    pic_3774_list.jpg